Важно! "Омбудсмен рассмотрел документы десятка дел, которые завершились обвинительным приговором, и пришел к выводу, что люди, которые представлялись «официальными представителями правообладателя», таковыми не являются." Подробнее: СМИ "Известия" от 16.03.2017 http://izvestia.ru/news/671570>

Представитель Уполномоченного при Президенте Российской Федерации о специфическом "бизнесе" "правообладателей"
Семенов Анатолий Вячеславович на пресс-конференции рассказал телевидению о лицах именующих себя представителями правообладателей, об их специфическом "бизнесе", признаках уклонения от налогов, присвоения крупных, и особо крупных денежных средств.

Смотреть видео на youtube >>
Внимание! Уважаемые посетители сайта! Вся информация размещенная здесь является вымыслом и неправдой. Все совпадения с реальными историями из жизни, именами и событиями являются чистой случайностью и выдумкой, неправдой. Данный ресурс является лишь художественным изданием, создаваемым группой авторов. Авторы сообщений ни в коем случае не могут нести ответственности за свои сообщения, если вдруг они совпали с реальностью, но всегда готовы помочь Вам!
Если Вы не согласны с таким положением вещей, рекомендуем прекратить просмотр сайта и покинуть его.
Если к содержимому страниц у Вас появились претензии - обращайтесь в раздел "Для жалоб и предложений".
Все претензии и нарекания к работе этого сайта будут внимательно рассмотрены администраторами.
Обращаем Ваше особое внимание на то, что всё творчество авторов проекта является охраняемым законом об авторском праве творчеством авторов проекта. И любое копирование любых страниц этого сайта (путём копирования текста, фотографий и любых других способов копирования информации) без разрешения на то его автором, является нарушением законодательства Российской Федерации, влечет за собой правовые последствия.
>Телеграм канал Femida78<

по оперативному эксперименту...

Обсуждения

по оперативному эксперименту...

Сообщение biopadlov » 10 ноя 2012, 09:57

статья - https://pravorub.ru/articles/21558.html

Среди прочих оперативно-розыскных мероприятий, проведение которых предусмотрено ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон), оперативный эксперимент занимает особое место в силу того, что до настоящего времени ведутся споры о пределах допустимости проведения данного ОРМ; т.е., той границы, за которой происходит его переход в провокацию совершения преступления.

Законодатель не дает определение оперативного эксперимента, поэтому, на практике, возникают самые причудливые варианты мероприятий, впоследствии именуемых «оперативным экспериментом».

Отсутствие четкой правовой регламентации условий проведения оперативного эксперимента порождает не только многочисленные нарушения при его практическом проведении, но и дает повод для появления многочисленных определений, зачастую, противоречащих друг другу. Например, существует такое определение оперативного эксперимента, как это оперативно-розыскное мероприятия, связанного с созданием негласных контролируемых условий и объектов для преступных посягательств в целях выявления и задержания лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления[i]

Из приведенного определения можно сделать вывод, что должностные лица, имеющие право на проведение оперативно-розыскных мероприятий сами создают условия, при которых возможно совершение преступлений, а дело правоохранительных органов – лишь выявить и задержать их.
Подобная позиция не только противоречит общим и частным условиям проведения ОРМ, предусмотренных ст. ст. 5, 7, 8, п. 1 ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 17 Закона, но и идет вразрез с судебной практикой; например, Пленум Верховного Суда России в Постановлении от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» разъяснил, что "… не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе». Т.е., речь идет о возможном проведении ОРМ при наличии информации о готовящемся преступлении, но никак не об искусственном создании условий для его совершения.

С моей точки зрения наиболее правильным является определение оперативного эксперимента, как «оперативно-розыскного мероприятия, заключающегося в осуществлении наблюдения за объектами оперативной заинтересованности в контролируемых оперативными работниками ситуациях, данные которого позволяют делать вывод о причастности проверяемых лиц к преступной деятельности, выяснять различные обстоятельства, осуществлять захват виновных с поличным»[ii].
При анализе законности проведения оперативного эксперимента, полагаю, следует, прежде всего учитывать соответствие требованиям общих и частных условий его проведения.
Под общими условиями следует понимать те условия, которым должно соответствовать любое ОРМ:
1. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности (ст.5 Закона), обращая внимание – не совершены ли при проведении ОРМ действия, совершение которых прямо запрещено Законом. К таким действиям относятся:
- осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных Законом.
— проведение оперативно-розыскных мероприятий в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения;
— принятие негласного участия в работе федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также в деятельности зарегистрированных в установленном порядке и незапрещенных политических партий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности;
— разглашение сведений, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами;
— подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);
фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности.
2. Имелись ли, предусмотренные ст.7 Закона основания для проведения оперативно-розыскной деятельности.
3. Соблюдены ли, предусмотрены ст.8 Закона условия проведения ОРМ, в частности, имеется ли судебное решение на проведение ОРМ которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища.
Так же, следует учитывать, что судебные решения, а, следовательно, и проведение ОРМ будет считаться законным, если ходатайство в суд, органа, осуществляющего ОРД подано в связи с проведением ОРМ, связанного имеющейся информацией:
— О признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно.
- О лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно.
— О событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
Особыми условиями для проведения оперативного эксперимента следует считать:
1. Необходимость выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (абз.7 п.3 ст. 8 Закона).
2. Оперативный эксперимент проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

При оценке материалов по результатам оперативного эксперимента дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, адвокату следует изучить Инструкцию, утвержденную Приказом МВД России от 17.04.2007 N 368 «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд», в частности:
1. Имеется ли постановление о проведении данного ОРМ, утвержденное руководителем органа, осуществляющего ОРД (начальником или его заместителем).
2. Имеется ли постановление о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденное руководителем органа, осуществляющего ОРД (начальником или его заместителем).
3. Соответствует ли содержание сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности требованиям Приложению 1 к данной Инструкции.

[i] Киселев А.П. Комментарий к Федеральному закону от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (постатейный) // Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс», 2008; Вагин О.А., Исиченко А.П., Чечетин А.Е. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» (постатейный). М.: Деловой двор, 2009.

[ii] Разграничение оперативного эксперимента и провокации взятки (Савинский А.В., Бакун В.М.) («Законность», 2010, N 7)
Linux - наше все! Linuxmint.com
Аватара пользователя
biopadlov   Не в сети
FEMIDA78 TEAM
 
Сообщения: 1083
Зарегистрирован: 07 июл 2012, 16:33
Благодарил (а): 75 раз.
Поблагодарили: 142 раз.

Re: по оперативному эксперименту...

Сообщение Иванов2020 » 26 ноя 2012, 21:26

http://212.57.147.70/websud/bsr/TEXT.PH ... CUM=845360



Дело № 22-4447/11 Судья Нагорнова М.В.
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Челябинск 07 июля 2011 года
Судебная коллегия по уголовным делам Челябинского областного суда в составе:
председательствующего - судьи Черниковой Н.В., судей Мосиной В.П. и Савина А.В., при секретаре Турышевой Е.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по кассационному представлению государственного обвинителя Соловьева Н.А., кассационным жалобам представителей потерпевших Р.А.В., П.А.А., Р.А.А. на приговор Трехгорного городского суда Челябинской области от 18 апреля 2011 года, которым
ХАДЖИПОВ М.Г., родившийся ****** года в г. ******, ранее не судимый,
оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30 и п. «в» ч.З ст. 146 УК РФ^, за отсутствием в его действиях состава преступления.
Разрешена судьба вещественных доказательств.
Заслушав доклад судьи Мосиной В.П., мнение прокурора Зоткина Е.Б., поддержавшей доводы кассационных представления и жалоб, выступления представителя потерпевших Р.А.А., поддержавшего доводы жалоб и представления, оправданного Хаджипова М.Г. и его защитника Пичугиной О.Л., поддержавших свои возражения, просивших приговор оставить без изменения, а кассационные представления и жалобы - без удовлетворения, изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия
установила:
Хаджипов М.Г. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ, по предъявленному ему органами предварительного следствия обвинению в
2
покушении на незаконное использование объектов авторского права -программ для ЭВМ, а равно приобретение и хранение контрафактных экземпляров этих программ в целях сбыта, совершенное в особо крупном размере.
В кассационном представлении государственный обвинитель Соловьев Н.А. просит приговор отменить по основаниям, предусмотренным ст. 379 УПК РФ, дело направить на новое рассмотрение. Ссылается на нарушение судом ст. 297 УПК РФ и п.п. 3 и 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года №1 «О судебном приговоре», указывает, что доказательства, представленные сторонами обвинения и защиты, суд посчитал допустимыми и относимыми, но при этом не устранил имеющиеся в них существенные противоречия. Полагает, что выводы суда о провокационных действиях сотрудников милиции неверны, так как из показаний М.К.В., Ш., Л., Ю. следует, что у них имелась оперативная информация о сбыте Хаджиповым М.Г. нелицензионного программного обеспечения; выводы суда об оценке показаний М.К.В. противоречат оценке показаний Х.В.В.; суд не учел, что при следственном эксперименте оправданный установил на компьютер не только те программы, которые были в списке М.К.В., но и другие; оценка, данная судом показаниям Хаджипова в суде и на следствии, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что наиболее правдивыми являются показания оправданного, полученные в ходе расследования, так как именно они совпадают с доказательствами обвинения, при этом суд установил, что они получены в соответствии с законом и признал их допустимыми. Указывает на то, что судом включены в оправдательный приговор формулировки, ставящие под сомнение невиновность оправданного, что, в соответствии с ч. 2 ст.305 УПК РФ является основанием для отмены приговора. Приводя анализ исследованных в судебном заседании доказательств, делает вывод о том, что преступные действия Хаджиповым были совершены без принуждения со стороны сотрудников милиции, а предложение об установлении контрафактных программ исходило от самого оправданного.
В кассационных жалобах, полностью аналогичных друг другу, представители потерпевших, корпораций правообладателей программ для ЭВМ, Р.А.В., П.А.А., Р.А.А. считают приговор суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного закона, нарушением уголовно-процессуального закона. Указывают на то, что действиями Хаджипова М.Г. корпорациям был причинение ущерб, нарушены их авторские права, а оправдательным приговором суд нарушил фундаментальное право корпораций на доступ к правосудию.
3
В возражениях на кассационные представления и жалобы адвокат Пичугина О.Л., оправданный Хаджипов М.Г. считают приговор законным и обоснованным. Подробно приводя исследованные в суде доказательства, настаивают на том, что работниками правоохранительных органов были совершены провокационные действий в отношении Хаджипова М.Г., а в его действиях отсутствует состав преступления.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных ст. ст. 379, 380-384 УПК РФ для отмены или изменения решения суда первой инстанции.
Обвинительный приговор не может быть построен на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.
Между тем, как видно из материалов дела, обвинение Хаджипова М.Г. основывалось на результатах оперативного эксперимента, в ходе которого он, по просьбе оперуполномоченного М.К.В., установил несколько контрафактных компьютерных программ.
Однако результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть заложены в основу обвинительного приговора только при получении их в соответствии с требованиями закона, и при наличии у оперативных служб достоверной информации, подтвержденной в ходе расследования, об умысле лица на незаконные действия, сформировавшемся независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении эти лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
В то же время ни в ходе расследования, ни в судебном заседании стороной обвинения не было предоставлено достоверных фактов об установлении Хаджиповым М.Г. ранее нелицензионных программ для ЭВМ.
Как верно установлено судом, 24 марта 2010 г. сотрудником милиции М.К.В. был проведен разведопрос, в ходе которого он предлагал и уговаривал оправданного установить в фирму, где он, якобы, работает, дорогостоящие компьютерные программы по более низкой цене. Только после получения от Хаджипова М.Г. предварительного согласия на это, 30 марта 2010 г. было вынесено постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия, при этом каких-либо иных сведений о совершении или подготовке Хаджипова М.Г. к преступлению, кроме аудиозаписи разговора от 24 марта 2010 г., оперативными сотрудниками представлено не было.
При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с подробными и мотивированными выводами суда, приведенными в приговоре, о совершении сотрудниками правоохранительных органов провокационных действий в отношении оправданного, выразившихся в склонении его на противоправное деяние, что делает ничтожными все последующие доказательства, полученные в результате ОРМ.
Вопреки доводам представления, судом в полной мере дана оценка показаниям свидетелей Х.В.В. и Х.А.А.
Из показаний этих лиц неоспоримо явствует, что они не пользовались услугами оправданного, он им не устанавливал какие-либо программы, а остальные данные, содержащиеся в показаниях этих лиц, верно отнесены судом к недостаточным для установления виновности Хаджипова М.Г., как основанные на предположениях.
Не вызывают сомнения у судебной коллегии и выводы суда о том, что показания Хаджипова М.Г., полученные в ходе расследования, не являются неоспоримыми доказательствами, указывающими на его виновность.
Таким образом, выводы суда о том, что стороной обвинения не было представлено достаточных доказательств, подтверждающих покушение Хаджипова М.Г. на совершение инкриминируемого ему деяния, судебная коллегия находит правильными.
Вопреки доводам представления^ в ходе судебного заседания и при составлении приговора судом не было допущено нарушений закона, влекущих отмену оправдательного приговора.
Что же касается доводов жалоб представителей потерпевших о причинении оправданным им материального ущерба, то они противоречат не только материалам дела, но и фабуле обвинения, предъявленного Хаджипову М.Г.
Последний обвинялся в покушении на сбыт нелицензионных программ, но свои действия не довел до конца по независящим от него причинам, так как установленные и используемые им контрафактные экземпляры программ были изъяты из незаконного обращения. При этом фактический ущерб компьютерным корпорациям причинен не был. Тем более, что ни одной из организаций, признанной потерпевшей, исковые требования материального характера к оправданному не предъявлялись.
5
Ссылка в жалобах на нарушение судом доступа потерпевших к правосудию основана на неверном толковании закона и не ставит под сомнения выводы суда по существу дела.
На основании изложенного судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, основан на правильном применении уголовного закона, а кассационные представление и жалобы удовлетворению не подлежат.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378. 388 УПК РФ судебная коллегия
определила:
Приговор Трехгорного городского суда Челябинской области от 18 апреля 2011 года в отношении ХАДЖИПОВА М.Г. оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы представителей потерпевших Р.А.В., П.А.А., Р.А.А. - без удовлетворения.
Иванов2020   Не в сети
FEMIDA78 TEAM
 
Сообщения: 13415
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 13:05
Благодарил (а): 1152 раз.
Поблагодарили: 1919 раз.

Re: по оперативному эксперименту...

Сообщение Иванов2020 » 25 июл 2014, 22:18

Оправдательный ст 146 УК

https://rospravosudie.com/court-verxovn ... 106515332/


Судья Концевая Н.А. Дело № 22-2245/2012 КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Ижевск 16 августа 2012 года
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе: председательствующего судьи Яремуса А.Б., судей Ившиной О.Г. и Дубовцева А.С., ...

"... Суд обоснованно указал, что умысел на совершение незаконных действий, в которых обвинялся Воронцов Е.П., возник у него после разговора с оперативным работником К.А.В., действовавшим в рамках оперативного эксперимента.

Воронцов Е.П. совершил незаконные действия по нарушению авторских прав и использованию вредоносных программ после обращения к нему и по просьбе сотрудников МРО по г. Воткинску и ПР ОРЧ № 1 КМ (по линии БЭП) МВД по УР, действовавших в рамках оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент». ..."


Оправдательный

Судья Концевая Н.А. Дело № 22-2245/2012

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Ижевск 16 августа 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Яремуса А.Б.,

судей Ившиной О.Г. и Дубовцева А.С.,

с участием прокурора Широбокова А.С.

защитника – адвоката Наумова С.П.,

при секретаре Зелениной Т.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационным жалобам представителей потерпевших ЗАО <данные изъяты>, корпорации <данные изъяты> и кассационному представлению государственного обвинителя Широбокова А.С.

на приговор Воткинского районного суда Удмуртской Республики от 4 июня 2012 года, которым

Воронцов Е.П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, ранее не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 146, ч. 1 ст. 273 УК РФ ввиду отсутствия в его действиях состава преступления,

за Воронцовым Е.П. признано право на реабилитацию;

гражданский иск Корпорации <данные изъяты> о взыскании ущерба оставлен без рассмотрения;

заслушав доклад судьи Ившиной О.Г., выслушав защитника – адвоката Наумова С.П., полагавшего приговор суда оставить без изменения, и мнение прокурора Широбокова А.С., поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Воронцов Е.П. органами предварительного расследования обвинялся в нарушении авторских и смежных прав, то есть в незаконном использовании объектов авторского права, а равно приобретении и хранении двух контрафактных экземпляров произведений программного продукта в целях сбыта, совершенном в особо крупном размере на сумму 702 118 руб.; и в создании, использовании и распространении вредоносных программ для ЭВМ, имевших место в июне 2011, при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, то есть в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 146, ч. 1 ст. 273 УК РФ.

Приговором Воткинского районного суда от 4 июня 2012 года Воронцов Е.П. оправдан по обвинению в совершении указанных преступлений в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В кассационной жалобе представитель потерпевшего ЗАО <данные изъяты> Б.О.А. выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным и необоснованным. В подтверждение этого указывает, что факт совершения Воронцовым Е.П. обоих преступлений был подтвержден в ходе судебного заседания и самим Воронцовым Е.П. не опровергался. По ее мнению, действия сотрудников полиции были законными. Воронцов Е.П. действовал по собственному усмотрению. Просит приговор суда отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе представитель потерпевшего – корпорации <данные изъяты> - адвокат Камалетдинов А.Р. также выражает несогласие с приговором суда. Считает его вынесенным с нарушением процессуального и материального права. Отмечает, что судом при вынесении приговора не учтены положения статьи 1270 ГК РФ, части второй статьи 146 УК РФ и указания, данные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 года №14, согласно которым нарушение авторских прав является состоявшимся с момента любого действия по использованию программного обеспечения без согласия автора. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В кассационном представлении государственный обвинитель Широбоков А.С. указывает, что приговор суда является незаконными и необоснованными ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона. По его мнению, вывод суда о том, что Воронцов Е.П. совершил противоправные деяния по просьбе сотрудников полиции, является несостоятельным, поскольку опровергается показаниями свидетелей и самого Воронцова Е.П. В судебном заседании, по мнению прокурора, установлено, что Воронцов Е.П. занимался незаконной деятельностью по распространению контрафактной продукции и до проведения оперативно-розыскного мероприятия, а умысел на незаконный сбыт программного обеспечения возник у него до вмешательства оперативных работников. Полагает, что оперативно-розыскные мероприятия проведены без нарушения действующего законодательства.

Кроме того, отмечает, что судом неправильно определены обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. Суд указывает, что отсутствуют доказательства, указывающие на совершение аналогичных действий со стороны Воронцова Е.П., однако в судебном заседании сам Воронцов Е.П. сообщил о таких действиях, но на безвозмездной основе.

По мнению государственного обвинителя, при оправдании Воронцова Е.П. по ч. 1 ст. 273 УК РФ, суд не мотивировал свое решение. Считает, что провокации в совершении указанного преступления не было, так как Воронцов Е.П. использовал вредоносные программы по собственной инициативе. Обращает также внимание на то, что судом нарушена тайна совещательной комнаты. А приговор в указанное в протоколе судебного заседания время не оглашался, а был изготовлен гораздо позже.

Просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

В своих возражениях на кассационное представление оправданный Воронцов Е.П. указывает, что ДД.ММ.ГГГГ при удалении судьи в совещательную комнату было указано время провозглашения приговора (14.30 час.). В указанное время он прибыл в здание суда. Однако провозглашение приговора было перенесено на 17.30 часов, о чем ему было сообщено секретарем судебного заседания. В назначенное время он прибыл в здание суда. И приговор был провозглашен.

В возражениях на кассационное представление адвокат Наумов С.П. указывает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым и просит оставить его без изменения, а кассационное представление – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия оснований для отмены или изменения приговора не усматривает.

Судом правильно установлены все обстоятельства дела, и действиям Воронцова Е.П. дана правильная оценка.

Оценив доказательства в совокупности, суд пришел к правильному выводу о невиновности Воронцова Е.П. в инкриминируемых ему деяниях.

Анализ доказательств подробно приведен в приговоре. Выводы суда мотивированы.

Доводы кассационного представления, в том числе, относительно обстоятельств дела и доказанности вины Воронцова Е.П. не могут быть приняты во внимание, поскольку все они были предметом тщательного исследования суда первой инстанции и обоснованно опровергнуты исследованными судом доказательствами.

Суд обоснованно указал, что умысел на совершение незаконных действий, в которых обвинялся Воронцов Е.П., возник у него после разговора с оперативным работником К.А.В., действовавшим в рамках оперативного эксперимента.

Воронцов Е.П. совершил незаконные действия по нарушению авторских прав и использованию вредоносных программ после обращения к нему и по просьбе сотрудников МРО по г. Воткинску и ПР ОРЧ № 1 КМ (по линии БЭП) МВД по УР, действовавших в рамках оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент».

Вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности сотрудники милиции дважды предложили Воронцову Е.П. установить контрафактные программы на системные блоки за вознаграждение. И тем самым спровоцировали его на совершение противоправных действий по незаконному использованию авторских прав и незаконному использованию вредоносных программ.

Судом обоснованно доказательства, полученные в результате оперативно-розыскного мероприятия, признаны недопустимыми доказательствами. Данные доказательства не могли быть положены в основу приговора.

Согласно ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.

Частичное признание подсудимым своей вины в совершении преступления в соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК РФ может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Свидетели Ч. и Г. ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании конкретных фактов совершения Воронцовым Е.П. противоправных действий не представили.

Доказательств, подтверждающих возникновение умысла у Воронцова Е.П. на совершение незаконных действий, сформировавшегося независимо от деятельности оперативных работников, а также доказательств, подтверждающих совершение им подготовительных действий, необходимых для совершения преступления, сторона обвинения суду не представила.

Кроме того, в обвинительном заключении имеется прямое указание на Возникновение у Воронцова Е.П. умыла на совершение указанных незаконных действий во время разговора с оперуполномоченным К.А.В., действовавшим в рамках оперативного мероприятия.

В рассекреченных материалах оперативно-розыскной деятельности отсутствуют сведения о незаконном распространении Воронцовым Е.П. контрафактного программного обеспечения с использованием вредоносных программ или подготовке к таким действиям.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

По фактам нарушения уголовно-процессуального закона при постановлении приговора, изложенным гос. обвинителем в кассационном представлении, была проведена служебная проверка, в ходе которой данные факты своего подтверждения не нашли.

Все доводы жалоб и представления являются необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Постановленный судом приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

оправдательный приговор Воткинского районного суда Удмуртской Республики от 4 июня 2012 года в отношении Воронцова Е.П. оставить без изменения, а кассационные жалобы представителей потерпевших и кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:
Иванов2020   Не в сети
FEMIDA78 TEAM
 
Сообщения: 13415
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 13:05
Благодарил (а): 1152 раз.
Поблагодарили: 1919 раз.


Вернуться в ст 146 ук рф

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Яндекс и гости: 8

cron
Яндекс.Метрика
Сообщить о неверной информации.