Важно! "Омбудсмен рассмотрел документы десятка дел, которые завершились обвинительным приговором, и пришел к выводу, что люди, которые представлялись «официальными представителями правообладателя», таковыми не являются." Подробнее: СМИ "Известия" от 16.03.2017 http://izvestia.ru/news/671570>

Представитель Уполномоченного при Президенте Российской Федерации о специфическом "бизнесе" "правообладателей"
Семенов Анатолий Вячеславович на пресс-конференции рассказал телевидению о лицах именующих себя представителями правообладателей, об их специфическом "бизнесе", признаках уклонения от налогов, присвоения крупных, и особо крупных денежных средств.

Смотреть видео на youtube >>
Внимание! Уважаемые посетители сайта! Вся информация размещенная здесь является вымыслом и неправдой. Все совпадения с реальными историями из жизни, именами и событиями являются чистой случайностью и выдумкой, неправдой. Данный ресурс является лишь художественным изданием, создаваемым группой авторов. Авторы сообщений ни в коем случае не могут нести ответственности за свои сообщения, если вдруг они совпали с реальностью, но всегда готовы помочь Вам!
Если Вы не согласны с таким положением вещей, рекомендуем прекратить просмотр сайта и покинуть его.
Если к содержимому страниц у Вас появились претензии - обращайтесь в раздел "Для жалоб и предложений".
Все претензии и нарекания к работе этого сайта будут внимательно рассмотрены администраторами.
Обращаем Ваше особое внимание на то, что всё творчество авторов проекта является охраняемым законом об авторском праве творчеством авторов проекта. И любое копирование любых страниц этого сайта (путём копирования текста, фотографий и любых других способов копирования информации) без разрешения на то его автором, является нарушением законодательства Российской Федерации, влечет за собой правовые последствия.
>Телеграм канал Femida78<

Праворуб о победе простой русской женщины над СК РФ

обсуждение ФЗ О ОРД, УПК иных нормативно правовых актов

Праворуб о победе простой русской женщины над СК РФ

Сообщение Иванов2020 » 06 июн 2017, 09:18

Праворуб Возмещение морального вреда со Следственного комитета РФ. Победа простой русской женщины, не имеющей юридического образования, в схватке с правоохранительным органом.

Возмещение морального вреда со Следственного комитета РФ. Победа простой русской женщины, не имеющей юридического образования, в схватке с правоохранительным органом

Юрист Коробов Евгений Алексеевич с соавторами

26.03.2017

Россия, Москва и Московская область, Москва


Победа этой простой русской женщины по имени Ксения, не имеющей юридического образования,  именно в схватке с таким монстром как Следственный комитет РФ, заслуживает особого внимания и уважения, исходя из значимости этой победы и её полезности обществу на будущее. Эта победа – начало всех начал. Эта победа – отправная точка для тех, кто зашёл в тупик и потерял всякую надежду на возможность заставить полицейских и следователей выполнять возложенную на них законом обязанность по расследованию и раскрытию преступлений. Эта победа – возможность частичной компенсации того вреда, который причинен откровенными издевательствами со стороны сотрудников правоохранительных органов.
Так называемое бездействие правоохранительных органов, на которых законом возложена обязанность по расследованию и раскрытию преступлений, захлестнуло преступной волной Российскую Федерацию. То самое бездействие, которое правильнее было бы именовать укрывательством преступлений и лиц, их совершивших, с освобождением преступников от уголовного преследования и несения соответствующего тяжести преступления наказания. 
Вот и в указанном деле, которое следователи Следственного комитета РФ с их руководителями расследуют более 8 (!) лет, в деле, в котором не видно ни начала, ни конца, в деле, которое следователи предпочли бы давно похоронить, простая русская женщина, женщина, не имеющая юридического образования, смогла, сумела найти в себе силы, знания, умения, чтобы привлечь Следственный комитет РФ к возмещению вреда, причиненного их бездействием при раскрытии преступления. К сожалению, взысканная сумма морального вреда не такая уж и большая для причинителей вреда, но, я же недаром написал, что это дело начало всех начал — ветерок, который закрутит смерч, настоящий бич для полиции, следственного комитета и прокуратуры. Этот иск уже повлек за собой следующий иск, а за следующим иском новый иск и новый иск, за этими исками, и поток исков, который обязательно выльется в круглую сумму, заставит государство озаботиться существующей проблемой-бездействием правоохранительных органов.
Для справки. Ежегодно в бюджете Российской Федерации отдельной строкой прописываются денежные суммы, предназначенные для компенсации вреда, причиненного органами государственной власти, в том числе правоохранительными органами. Денежная сумма, предназначенная для компенсаций вреда небольшая, и, дабы не выходить за её пределы, суды, по делам о компенсации морального вреда, причиненного органами государственной власти, присуждают совсем мизерные, просто нищенские компенсации. При этом, я знаю точно, в данной строке бюджета не предусмотрено денежных сумм в счёт компенсаций морального вреда, причиненного бездействием правоохранительных органов, связанных с незаконным отказом в возбуждении уголовных дел.
Победа простой русской женщины по имени Ксения над Следственным комитетом РФ повлечёт за собой массовые иски к бюджету Российской Федерации, и, пусть даже незначительные суммы компенсации морально вреда, присуждаемые государством по таким делам, за счёт их количества, превратят маленький ручеёк  денежных средств в огромный поток. К этому я бы присовокупил потерю правоохранительными органами своего такого безденежного агрегата как потеря репутации и доверия  со стороны общества.
Итак. 31 июля 2008 года (!) в лесополосе на дереве был обнаружен труп  гр. N. – супруга Ксении. В течение 8 лет следователи Следственного комитета РФ с завидным упорством и постоянством выносили свои знаменитые и набившие оскомину всем тем, кто с ними сталкивался, Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
И вот тогда то и родилась идея у простой русской женщины по имени Ксения, обратиться в суд с иском в порядке ст. 1069 ГК РФ за компенсацией морального вреда, причиненного бездействием следователей. Специально отмечу, что даже адвокаты с Праворуба выразили сомнение в обоснованности и результативности подобного иска. Например, был дан вот такой ответ:
Уважаемая Ксения, думаю, что Ваш иск обречен на провал потому, что оценка приведенных Вам доказательств как недопустимых возможна только при рассмотрении по существу уголовного дела. Вы же сообщили, что итогового документа (приговора) нет. В гражданском судопроизводстве суд не вправе дать оценку процессуальным документам неоконченного уголовного дела.
И вот такой ответ:
Уважаемая Ксения, все компенсации взыскиваются в порядке подачи административного иска в рамках Кодекса административного производства, так что без изучения иска сложно что-то Вам подсказать
Мне лично, как только я узнал об этом деле, стало даже очень интересно не просто с профессиональной точки зрения, но ещё и потому, что аналогичный иск готовился мной и при проработке материалов дела были выявлены некоторые моменты, именуемые «подводными камнями», с которыми, как некстати столкнулась и Ксения, и о чём будет сказано чуть ниже. Но то желание, стремление и упорство, с которым она взялась за данное дело,  несмотря на отсутствие юридических познаний и тонкостей, практического опыта в подобных делах, позволили ей не только обнаружить эти «подводные камни» как во время подачи иска, так и во время рассмотрения дела в суде по существу, но и преодолеть их.
Позиция по делу истца:
В направление на исследование трупа следователь указал как причину смерти «суицид» (?). Соответственно далее никто и ни чем не «заморачивался». Не был проведен тщательно осмотр места происшествия (места преступления), на место преступления не был вызван судебный медицинский эксперт. Утеряны вещественные доказательства. Не проведены должным образом гистологические исследования тканей кожи и органов погибшего(!). Не были отработаны другие версии, например о возможном убийстве, замаскированном инсценировкой под самоубийство. Не проведен следственный эксперимент на возможность самоповешения в данных условиях. За 8 лет истец обжаловала более 30 (!) Постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, а всего было более 100 (!) обращений в правоохранительные органы.
22 августа 2012 года после личного приема у руководителя СУ СК РФ по Самарской области СО по г. Тольяти было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ. Однако с квалификацией истец не согласна, она не заявляла о доведении ее супруга до самоубийства и просила переквалифицировать на ст. 105 УК РФ.
Истец cчитает, что 8 лет СО СК по Автозаводскому району г. Тольяти укрывалось очевидное преступление, и не предпринимались меры для возмещения причиненного преступлением вреда. Результатом бездействия должностных лиц стало нарушение её конституционных прав.
Истец просит суд взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере 2 100 000 рублей, расходы по госпошлине в размере 300 рублей.
Со стороны органов Следственного Комитета по Автозаводскому району г. Тольяти в ее адрес поступали угрозы о возбуждении в отношении нее уголовного дела по ст. 306 УК РФ, только по тому, что она высказывала свою версию о возможной причастности определенного лица к совершению преступления в отношении ее супруга. Руководители Следственного Комитета по Автозаводскому району г. Тольяти способствовали волоките в расследовании уголовного дела по факту смерти ее супруга, были выявлены грубейшие нарушения по данному факту, вплоть до подделки и фальсификации документов. Были нарушены имущественные права, привычный образ жизни, нормальные жизненные связи, что нарушило ее психологическое благополучие. И только через восемь лет наконец-то было возбуждено уголовное дело по ст. 105 УК РФ. Всё это произошло только её стараниями, только сейчас к ней прислушались и следствие приняло правильное решение. Действиями СО по Автозаводскому району г. Тольяти на протяжении 8 лет ей причинялись нравственные страдания. Требования просит удовлетворить в полном объеме.
Позиция по делу представителя ответчика Следственного комитета РФ.
Указал, что, по его мнению, истцом не представлено доказательств перенесенных им в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц СУ СК РФ по Самарской области физических и нравственных страданий. Истец конкретно не указала, в чем конкретно заключается причиненный ей вред. Согласно доводам истца, причиненные ей нравственные страдания обусловлены тем, что органами следствия, при отсутствии каких-либо доказательств супруг истца официально признан самоубийцей, что усилило страдания истца от потери супруга. Вместе с тем, возбуждение уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, не является установлением юридического факта самоубийства. Такая оценка последствиям возбуждения уголовного дела дана истцом в силу субъективного восприятия и не основана на законе. Кроме того, истцом не представлено доказательств, подтверждающих моральные страдания и их причинно-следственную связь с принятыми процессуальными решениями по уголовному делу.
Позиция по делу представителя ответчика Министерства финансов РФ.
С иском не согласилась. Поддержала позицию представителя ответчика СК России, СУ СК России по Самарской области. Считает, что истцом не представлено доказательств причинения морального вреда.
Позиция по делу третьего лица ст. следователя К-ва Д.М.
К-ов Д.М. в судебном заседании с требованиями не согласился, считает их необоснованными, поддержал позицию представителя ответчика СК России, СУ СК России по Самарской области. Считает, что истцом не предоставлено доказательств причинения ей морального вреда. Пояснил, что, по его мнению, он не может выступать в данном деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Действительно, 31 июля 2006 года он выезжал по указанию руководства СО по г. Тольяти, на место происшествия по факту обнаружения трупа супруга истца с дежурным следователем Г-вым Э.Э. для оказания практической помощи. Им на месте происшествия, в строгом соответствии с нормами УПК РФ, даны рекомендации следователю Г-ву Э.Э. об осмотре места происшествия с участием понятых, специалиста – криминалиста, судебно-медицинского эксперта. После чего, он, не являющийся лицом, осуществляющим процессуальный контроль за деятельностью следователя Г-ва Э.Э., убыл исполнять свои непосредственные должностные обязанности. Кроме того, в его производстве материал проверки в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ по факту обнаружения трупа супруга истца не находился, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не выносилось, уголовное дело им не расследовалось.
Позиция по делу третьего лица следователя Г-ва Э.Э.
Г-ов Э.Э. в судебном заседании с требованиями не согласился, считает их необоснованными, поддержал позицию представителя ответчика СК России, СУ СК России по Самарской области. Пояснил, что он являлся следователем по расследованию факта обнаружения трупа супруга истца 31 июля 2008 года. Все процессуальные действия проводились в соответствии с действующим законодательством, в соответствии с нормами УПК РФ. Никаких противоправных действий (бездействий) при расследовании данного уголовного дела им не совершалось. Истцом не предоставлено доказательств причинения морального вреда какими-либо действиями (бездействиями) третьего лица, либо другими должностными лицами СК РФ.
Решение Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области.
Суд нашёл иск обоснованным и подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 45, 46, 52,53 Конституции Российской Федерации
Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.
 Возмещение морального вреда — это денежная компенсация физических и нравственных страданий. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности).
Общий порядок, условия и способы компенсации морального вреда установлены ст. 151 ГК РФ. В ней определено, что
если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации. При этом суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также учитывает степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
В соответствии со ст. 151 ГК РФ,
если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.
В соответствии со ст. 1069 ГК РФ
вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
В соответствии со ст. 1071 ГК РФ
в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданин.
Согласно ст. 1099 ГК РФ
основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.
В соответствии со ст. 1101 ГК РФ
компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
В судебном заседании установлено и не оспаривается сторонами, что 31 июля 2008 года в лесополосе  был обнаружен труп супруга истца, повешенным на дереве.
По данному факту СО по Автозаводскому району г. Тольяти СУ СК РФ по Самарской области организована процессуальная проверка в порядке ст.144-145 УПК РФ, по результатам которой неоднократно (?) принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела.
Все принятые решения об отказе в возбуждении уголовного дела были обжалованы истицей, в результате чего, 22 августа 2012 года по данному факту возбуждено уголовное дело № по признакам преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ.
По результатам расследования данного уголовного дела неоднократно принимались решения о его прекращении в связи с отсутствием события преступления, которые были обжалованы истицей, в связи с чем, были отменены, уголовное дело направлялось для проведения дополнительного расследования.
В течение всего периода расследования уголовного дела, по которому истец была признана потерпевшей, она пребывает в состоянии нервного напряжения, вызванного переживаниями по поводу недобросовестного отношения следователей.
Фактом, указывающим на степень нравственных страданий истца, служит то обстоятельство, что с 2008 года она обжалует неправомерное бездействие сотрудников СО по Автозаводскому району г. Тольяти. Общее количество обращений в государственные органы превышает сотню (!).
В судебном заседании истцом на обозрение представлен большой объем документов за 8 лет — её писем, заявлений, жалоб и ответы на них руководителей СО по Автозаводскому району г. Тольяти, из Самарской области, из прокуратуры.
Суд считает, что истец в результате нарушения личных неимущественных прав, испытывает нравственные страдания, выразившиеся в длительных переживаниях, беспокойстве, стрессовом состоянии. Психическое благополучие истца было нарушено бездействием и незаконными действиями ответчиков, усугубленное длительным и злостным противодействием истцу в защите ее прав.
Обоснованы доводы ответчика о том, что действия должностных лиц следственного управления СК РФ по Самарской области, осуществляющих проведение процессуальной проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ, а в последствии и расследование уголовного дела по факту смерти супруга истца, истцом в порядке ст. 125 УПК РФ в суд не обжаловались. Судебных решений о признании действий (бездействий) должностных лиц не принималось.
Суд принимает и доводы истца относительно того, что она сама избрала способ защиты прав — обжаловала постановления в прокуратуру, выше стоящему руководителю следственных органов.
Согласно представленных истцом документов, следует, что неоднократно принимаемые решения об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием событий преступления, отменялись как незаконные и необоснованные. В отношении следователей применялись меры дисциплинарной ответственности, в том числе в отношении Г-ва Э.Э. Указание на это содержится в многочисленных ответах в адрес истца.
В то же время согласно ответа руководителя организационно-контрольного отдела следственного управления к дисциплинарной ответственности Г-ов Э.Э. и К-ов Д.М. не привлекались.
Суд принимает доводы, привлеченного в качестве 3 лица, не заявляющего самостоятельные требования, К-ва Д.М. о том, что по данному делу он не может быть 3 лицом. Как установлено в судебном заседании из материалов дела, пояснений истца, К-ов Д.М. следственных действий по делу, по проверочному материалу не проводил, процессуальных решений не принимал. Действительно, он выезжал на месте обнаружения трупа для оказания помощи начинающему следователю Г-ву Э.Э. В дальнейшем в расследовании дела, принятии по нему решений участия не принимал.
Суд считает, что именно действиями СО СК по Самарской области не в полном объеме выполнялись все необходимые проверочные мероприятия, что влекло неоднократные отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Возбужденное в 2012г. уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, по факту обнаружения трупа супруга истца, также неоднократно прекращалось. В связи с неполнотой расследования решение о прекращении отменялись.
Суд считает, что СО СК по Самарской области данные обстоятельства признал и 06 сентября 2016 года принято решение о переквалификации деяния, совершенного в отношении супруга истца со ст. 110 УК РФ на ч.1 ст. 105 УК РФ (убийство).
Уголовное дело производством приостановлено по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст. 208 УПК РФ, в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.
На основании выше изложенных обстоятельств, руководствуясь ч.3 ст. 67 ГПК РФ, суд оценил указанные выше доводы сторон и предоставленные в дело доказательства в их совокупности и взаимной связи и пришел к выводу о доказанности указанных истцом доводов, имеющих существенное значение для рассмотрения настоящего дела.
В связи с чем, суд считает, что со Следственного комитата РФ за счет средств казны РФ в пользу истца в счет компенсации морального вреда следует взыскать денежную сумму в размере 100 000 рублей и в счет возврата госпошлины 300 рублей.
Обжалование ответчиком Следственным комитетом РФ решения суда.
Представителем ответчика Следственного комитета РФ на решение суда подана апелляционная жалоба. В качестве оснований к отмене решения суда ответчик указал на то, что в ходе рассмотрения суда истцом не приведено доказательств виновных действий (бездействия) должностных лиц СУ СК РФ по Самарской области. Как установлено в судебном заседании, действия должностных лиц СУ СК РФ по Самарской области истцом в порядке, предусмотренном ст.125 УПК, в суде не обжаловались и незаконными судом не признавались. Кроме того, в судебном заседании установлено, что должностные лица Г-ов Э.Э. и К-ов Д.М., действиями которых, согласно показаниям истца, были нарушены ее конституционные права и причинен моральный вред, не привлекались к дисциплинарной ответственности за нарушения, допущенные в рамках проведения процессуальной проверки и расследования УД. Моральный вред не доказан истцом.
Истцом представлен отзыв на апелляционную жалобу.
Обращаю внимание суда на то, что продолжительность досудебного уголовного производства составляет более восьми лет, и следствие по данному делу не завершено до настоящего времени, что значительно превышает разумный срок судопроизводстваи  свидетельствует о явной неэффективности следствия.
СК РФ неоднократно признавал, что следствие бездействует. Об этом свидетельствует письмо в адрес руководителя СУ СК РФ по Самарской области, приобщенное к материалам гражданского дела. Из него следует: «Низкое качество расследования, утрата доказательств, нарушения, допущенные при проведении первоначальных следственных действий, систематическое принятие по УД необоснованных процессуальных решений и отсутствие жесткой реакции аппарата следственного управления повлекли обоснованные жалобы Ксении в центральный аппарат».
12 декабря 2016 г. я была на личном приеме у Председателя СК РФ Бастрыкина А.И., на который меня пригласили по его личному поручению.
В присутствии руководителей СУ СК РФ по Самарской области Бастрыкин А.И. заявил, что за такое расследование погоны надо снимать, чем он и займется в ближайшее время после проведения служебной проверки.
Исходя из вышесказанного, считаю, что незаконность действий  следствия доказана в полном объеме. Более того, постановление от 6 сентября 2016 г. доказывает, что следствием длительное время (более 8 лет) укрывалось особо тяжкое преступление.
В ходе судебного заседания установлено, что нет записи в личном деле Г-ва Э.Э. о привлечении его к дисциплинарной ответственности, а не то, что он не привлекался к дисциплинарной ответственности. Представитель ответчика Следственного комитета РФ в судебном заседании пояснил, что не все дисциплинарные взыскания заносятся в личное дело. В качестве доказательства истец представила в суд многочисленные документы, в т.ч. и предписание в адрес начальника полиции, из которого следует, что Г-ов Э.Э. был привлечен к дисциплинарной ответственности за утрату важнейших доказательств. Также бывшему руководителю следственного отделения  по Автозаводскому району СО по г. Тольяти  П-ру В.В. был объявлен строгий выговор за волокиту следователя Г-ва Э.Э., выявленную СУ СК РФ по Самарской области. О чем свидетельствует ответ от 02.02.10 №216-148ж/09, где указан и № приказа. Также в материалах гражданского дела имеются доказательства, что и другие следователи, а также руководители привлекались к дисциплинарной ответственности за волокиту.
«Подводный камень».
Обращаю внимание суда, что у меня не было оснований подавать в суд в порядке 125 ст.УПК. Я избрала другой способ обжалования, который мне предлагался в постановлениях.
Согласно ст. 33 Конституции граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления. Существуют два порядка рассмотрения и разрешения жалоб граждан — административный и судебный.
Прошу суд принять во внимание, что незаконные действия следствия обжаловались мной многократно в порядке ст. 124 УПК РФ. Исходя из того, что все постановления (более 30) отменены вышестоящими руководителями, у меня не было оснований подавать в суд в порядке 125 ст. УПК. Более того, данная статья не имеет никакого приоритета перед ст. 124 ст.  УПК. Также ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  ПОСТАНОВЛЕНИЕ  от 10 февраля 2009 г. N 1 О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ  ЖАЛОБ В ПОРЯДКЕ СТАТЬИ 125 УГОЛОВНО — ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ разъяснил, что с учетом того, что жалоба на основании ст. 125 УПК РФ может быть подана в суд, а также одновременно на основании ст. 124 УПК РФ — прокурору или руководителю следственного органа, рекомендовать судьям выяснять, не воспользовался ли заявитель правом, предусмотренным ст. 124 УПК РФ, и не имеется ли решения об удовлетворении такой жалобы. В случае, если по поступившей в суд жалобе, будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, то в связи с отсутствием основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, копия которого направляется заявителю.
Также из информационного письма № 145 от 31 мая 2011 г. Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации следует: Тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа — незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В названном случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.
У меня нет обязанности обращаться в суд – это мое право.
Таким образом, довод представителя ответчика о недоказанности вины следствия является несостоятельным.
Также в апелляционной жалобе указано, что мной не было представлено в суд доказательств, в т.ч. медицинских документов, того, что мне причинен моральный вред. Представитель ответчика считает, что судом не получено доказательств, подтверждающих причинно-следственную связь причиненных нравственных страданий с процессуальными решениями.
Возражения истца. Я не заявляла, что мне причинен тяжкий вред здоровью, который должен доказываться медицинскими документами. Мне был причинен презюмируемый моральный вред — это страдания, которые должен испытывать (т.е. не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния, человек.
Обращаю внимание суда, что ответчики имеют особый статус, который должен вызывать у гражданина доверие и уважение. Моральный вред мне причинен тем, что из-за незаконных действий ответчиков я утратила веру в законность и справедливость власти, в свою социальную безопасность.
Ответчики злостно нарушили мои конституционные (статья 45, часть 1; статья 46, часть 1; статья 52) и конвенционные права (ст.6).  Поведение ответчиков породило у меня ощущение правовой незащищенности, вседозволенности и игнорирование ответчиками всех норм права и морали, умалили авторитет государства. Сильная степень нравственных страданий проистекает из очевидности и преступной умышленности действий должностных лиц на государственных должностях.
Отличить убийство от самоубийства в моем  случае не представляло большой трудности. Достаточно было описать ранние трупные явления, в т.ч. расположение трупных пятен на месте происшествия и  было бы очевидно, что это убийство, т.к. расположение трупных пятен не соответствует положению тела, что впоследствии было доказано 3-мя комиссионными экспертизами. А это  является признаком инсценировки самоубийства.
Но два следователя, выезжавшие на МП Г-ов Э.Э. и К-ов Д.М., провели ОМП с нарушением УПК, что привело к тому, что моего супруга абсолютно бездоказательно признали самоубийцей, что значительно усилило мои страдания от потери мужа.
В лице погибшего  мужа я потеряла опору и надежду в жизни, любовь, мои дети — любящего отца,  моя внучка никогда не узнает, что такое любовь дедушки.  И,  естественно, хотела бы возмездия за содеянное виновникам, которое может и должно применить государство в лице своего суда к ним.
Но из-за бездействия следственных органов, которое выразилось в том, что осмотр места происшествия был проведен с нарушением УПК, ничего не сделано по горячим следам  для установления истины по делу, длительное время волокитили дело, изготавливали фальшивые документы, утратили важнейшие доказательства, т.е. всячески способствовали тому, чтобы скрыть преступление, виновники избежали наказания. Из-за этого в настоящее время испытываю страх, незащищенность, т.к. поняла, что у нас в стране научились убивать безнаказанно. Т.е. достаточно сымитировать самоубийство, и можно избежать наказания за убийство. А безнаказанность очень сильно влияет на сознание человека.
Страшно жить в стране, где убивают безнаказанно!
Конституция Российской Федерации (статья 45, часть 1; статья 46, часть 1; статья 52) гарантирует государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина, обеспечивает потерпевшим от преступлений доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Невыполнение или ненадлежащее выполнение данной обязанности, выражающееся, в том числе в длительном затягивании решения вопроса о наличии оснований для возбуждения уголовного дела и неоднократном прерывании и возобновлении проверки по заявлению о преступлении, приводит к нарушению разумного срока рассмотрения дела и ограничению доступа потерпевших к правосудию.
Нарушен разумный срок рассмотрения дела и ограничен мой доступ к правосудию, что составляет суть вреда.
Необходимо наличие четырех юридических признаков в их совокупности для того, что бы у причинителя морального вреда возникла обязанность его возместить.
Наличие морального вреда
Противоправное поведение причинителя вреда
Причинная связь между поведением лица и причинением вреда
Вина причинителя морального вреда
Я испытывала нравственные страдания, Были нарушены имущественные права, был нарушен привычный образ жизни и нормальные жизненные связи. Также наличие морального вреда подтверждено постановлением о признании меня потерпевшей, где четко указано, что мне был причинен моральный  вред. К моральному вреду от совершенного преступления добавился моральный вред от незаконного бездействия правоохранительных органов, что нарушило мое психологическое благополучие.
Противоправным является такое поведение причинителя вреда, при котором его действиями или бездействиями нарушаются права и охраняемые законом интересы граждан и организаций.
По общему смыслу гражданского законодательства, причинение вреда признается противоправным, если причинитель не имел права совершать те или иные действия, своими действиями нарушил какую-либо конкретную правовую норму. При этом поведение причинителя вреда может выражаться как в действиях, так и в бездействии. СО по Автозаводскому району г. Тольяти (далее СО)  является  образцом противоправного поведения, выражавшегося как в незаконных действиях, так и бездействии.
Неисполнение или волокита законных требований граждан признаются ЕСПЧ как нарушение прав человека.
Это понимает весь цивилизованный мир, но не могут усвоить работники СУ СК РФ по Самарской области. Мои попытки донести до них эту очевидную мысль оказались тщетными, что доставило мне много моральных страданий.
Если бы осмотр МП был проведен с участием эксперта, не было бы уничтожено самое главное доказательство – веревка, на которой висел труп моего супруга. А также, если бы были  проведены определенные мероприятия по горячим следам, проведен следственный эксперимент на возможность самоповешения в данных условиях и т.д., то моего супруга не признали бы самоубийцей, т.к. были бы описаны ранние трупные явления.  И  версия о суициде была бы полностью разрушена из-за признаков инсценировки самоубийства. Также, если бы следователи не бездействовали, то убийцы моего супруга получили бы наказание.
Факт виновных действий СО по Автозаводскому району г. Тольяти неоднократно выявлялся СУ СК РФ по Самарской области, СК РФ, что доказывают материалы УД, а также исполнительное производство по моим жалобам.
Результатом эти виновных действий является моральный вред.
Имеет место наличие всех составляющих, обязывающих причинителя вреда возместить его.
Обращаю внимание суда, что форма причинённого вреда была умышленной и грубой, а также общественно-опасной, степень — наивысшей. Правоохранительные органы сознавали своё противоправное поведение и его последствия, предвидели неблагоприятные результаты своего поведения,  как для меня, так и для общества в целом, и осознавали возможность их предотвращения. Но продолжали свои противоправные действия.
Доказательством высокой степени моих нравственных страданий являются многочисленные обращения во всевозможные инстанции за защитой своих прав с 2008 г по настоящее время. Это указывает на то, что я понимала незаконность действий (бездействия) правоохранительных органов. Что не могло не нарушить моего психического благополучия.
Общее количество обращений  в государственные органы превышает сотню. Таким образом, в результате нарушения личных неимущественных прав испытывала нравственные страдания, выразившиеся в длительных переживаниях, беспокойстве.
Согласно определению Всемирной организации здравоохранения:
«Здоровье — это состояние полного социального, психического и физического благополучия».
Поскольку неправомерное действие лишает субъекта, в отношении которого оно совершено, по крайней мере, одного из элементов указанного благополучия, то очевидно, можно утверждать о причинении вреда здоровью. Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение, иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Мое психическое благополучие было нарушено бездействием и незаконными действиями ответчиков, усугублённое длительным и злостным противодействием мне  в защите моих прав.
Европейский суд по правам человека указал:
«Суд считает, что некоторые формы морального ущерба, включая эмоциональную подавленность, по самой их природе не всегда могут быть подтверждены какими-либо доказательствами» (см. Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. UK, решение от 28 мая 1985, Series A № 94, § 96).
Однако, сама злостность (умышленное невозбуждение уголовного дела, нарушение требований УПК) и длительность противоправных действий предполагает сильную степень морального вреда. Именно эти доказательства я представляла в суд первой инстанции. Таким образом, считаю, что этот довод представителя  ответчика также является несостоятельным
Суд апелляционной инстанции оставил решение Автозаводского районного суда Самарской области в законной силе.
Там русский дух... там Русью пахнет! Эта строчка великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина из поэмы «Руслан и Людмила», как нельзя лучше подходит в качестве эпиграфа к данной статье. В дальнейшем простая русская женщина из Самарской области по имени Ксения планирует подать иск о нарушении права на судопроизводство в разумный срок, а также добиваться от Следственного комитета РФ поиска преступника. Что-то мне подсказывает, что имя преступника следователям, которых на сегодняшний день 14 человек, известно.
Я надеюсь, что погоны с тех нерадивых следователей будут сорваны, как и обещал  Бастрыкин А. И., что преступники будут найдены и привлечены к уголовной ответственности и понесут заслуженное наказание.
Со страниц Праворуба выражаю свою признательность простой русской женщине из Самарской области по имени Ксения за предоставленные материалы дела и согласие на публикацию судебной практики для неопределенного  круга лиц.
По её просьбе решение Автозаводского суда Самарской области  и апелляционное определение Самарского областного суда находятся в открытом доступе для всех участников профессионального сообщества юристов и адвокатов Праворуба.
В статье я постарался максимально изложить сведения из решений судов с тем, чтобы к этим сведениям имели доступ самые обычные посетители сайта Праворуб. Чтобы каждый мог видеть и знать, что есть инструменты и средства воздействия на нерадивых сотрудников правоохранительных органов. Что при желании можно защищаться и самому, но… исходя из своего опыта, замечу, что таких людей, способных умело и качественно вести свою защиту в суде, как правило, единицы. И правильней было бы обращаться за помощью к адвокатам и юристам, к тем, кто профессионально занимается этой работой. 
Продолжение в любом случае следует, так как на рассмотрение в суде находится ещё один иск к Следственному комитету РФ. Мой иск. И это только начало всех начал.







...
Иванов2020   Не в сети
FEMIDA78 TEAM
 
Сообщения: 13415
Зарегистрирован: 13 июл 2012, 13:05
Благодарил (а): 1152 раз.
Поблагодарили: 1919 раз.

Вернуться в Прочие уголовные дела

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron
Яндекс.Метрика
Сообщить о неверной информации.